03:56 

MYOJO - ноябрь 2012 - «10000 знаков» - Каменаши Казуя

Бригадный подряд

 
Я продолжал двигаться, глядя только вперёд, и я понял это: «Я не один».

 
 
 
 
Он колебался. Сказал: «Ещё не время оглядываться на прошлое, да?» Он достиг нынешнего момента, обременённый многим, и понадобится время, чтобы всё это как-то упорядочилось. Но в итоге он сказал: «Я рад, что поговорил об этом» и снова продолжил двигаться, глядя только вперёд.
 
 
 

— обнажённая эра —
— когда я был джуниором —


10000 знаков — Каменаши Казуя





Источник: iside89


Перевод: somewhere_there

Редактирование: chujaia и Nefritica

Частичный перевод с японского: Giledelear
Спасибо ей за терпение и неоценимую помощь
в этом нашем «долгострое»!











Бита и перчатка, которые я начищал в слезах

Вы третий из четырёх братьев. Жизнь внутри семьи протекала бурно, не так ли?
Ну, для начала, все были очень жизнерадостными и неунывающими. Если обед подавали на общей тарелке, то это превращалось в борьбу за превосходство. Первым делом я набивал еду за обе щеки, как белка. Мои братья говорили мне: «Это нечестно»! (смеётся)

Но вы также и веселились, проводили время вместе?
Мой самый старший брат на четыре года старше меня, так что, даже когда я учился в младшей школе, я водился с учениками средней. Возможно, мой внутренний возраст был старше, чем у моих одноклассников. И вероятно, тот пейзаж, что я видел, был немного другим.

Какова была политика Ваших родителей в отношении учёбы?
Мне кажется, они воспитывали меня свободно. Наша семья была не из тех, где тебе приказывают «делай это так!», не прислушиваясь к мнению другой стороны. Но какой бы свободой поступков я ни обладал, если я делал что-то, что отступало от правильного пути, то меня ждала очень суровая отповедь.

Что, например?
Я начал играть в бейсбол с первого класса начальной школы, так что это, наверное, случилось классе в четвёртом. Мы проиграли матч, и я так разозлился, что швырнул свою биту. Мой отец увидел это и рассердился. Сказав: «Если не можешь достойно заботиться о спортивном инвентаре, то бросай бейсбол!», он оставил меня на бейсбольном поле одного и вернулся домой. В слезах я добрёл до дома пешком и потом, продолжая плакать, до блеска начистил и биту, и перчатку.

Так вот что случилось. А какая причина заставила Вас заняться бейсболом?
Самый старший из моих братьев занимался карате, поэтому казалось, что и все остальные братья будут, естественным образом, заниматься тем же. Но я никогда не смог бы добиться первенства. Потому что мой брат уже выигрывал в соревнованиях национального уровня. Так что мне очень сильно хотелось попробовать что-то другое, не то, чем занимались мои братья. Я увидел, как старшие ребята в нашем районе перебрасывались мячом, это показалось интересным, и я выбрал бейсбол, что-то вроде этого.

Вы принимали участие в мировом чемпионате. Видимо, тренировки были тяжёлыми.
Играя в этой команде, мы все получали удовольствие. У меня были индивидуальные тренировки каждый день, но это было не потому, что меня заставляли это делать, мне самому это нравилось. Когда я возвращался домой после школы, мне хотелось дотронуться до мяча, подержаться за биту. Я просто хотел играть в бейсбол, вот и всё.

Каким игроком Вы были?
Очень дерзким (смеётся). Моя игра всегда была напоказ. Мне нравилось демонстрировать красивую игру, поэтому, когда дело доходило до защиты, я умышленно запаздывал, а потом делал рывок и подпрыгивал на публику. Не просто ловить и кидать мяч, а показывать крутую игру — таков был идеал. Меня также очень волновало, как сидит (на мне) форма. Так же с костюмами во время живых выступлений, если на мне крутой костюм, то мой драйв возрастает.


Знакомство на бегу. «Я — Каменаши Казуя. А ты?»

Вы были юным бейсболистом, но кто отправил заявку на поступление в джоннисы в первый год Вашей учёбы в средней школе?
Моя родственница послала резюме, но сам я совершенно об этом не знал.

Так вот как это было.
Оказывается, после того, как я прошёл отбор по резюме, мои родители и самый старший брат обсуждали, нужно ли идти на прослушивание. Мой брат был против и сказал: «Он всё равно не пройдёт, поэтому чем морочить ему голову, лучше не отправлять его на прослушивание»; но отец и мать ответили, что следует позволить тому, кого это касается, решить самостоятельно. Потому что, если бы в будущем я случайно узнал об этом, то мог спросить: «Почему вы не разрешили мне участвовать в прослушивании?»

И Вы сказали: «Я хочу пойти».
Мой отец неожиданно приехал к концу бейсбольной тренировки. Он заставил меня сесть в машину, и после того, как мы приехали в Сибую, он сказал: «Это прослушивание в джоннисы. Что ты решаешь?» Место (где проходило прослушивание) было прямо передо мной, так что, вероятно, (я подумал) что-то вроде: «Ну, попробую сходить».

Вас интересовал мир шоубизнеса?
Не так уж сильно, мне кажется. Потому что моими кумирами были Мацуи (Хидеки)-сан и Ичиро-сан. Я всегда думал, что стану профессиональным бейсболистом. И, тем не менее, хотя я никогда не думал, что мне хочется вступить в джоннисы, возможно, меня привлекало это. Я смотрел много дорам с Kinki Kids. Девочкам, с которыми я общался, нравились джоннисы, поэтому из их разговоров я также немного знал о существовании джуниоров.

Как прошло прослушивание?
Думается, там было около 300 человек. Все были одеты в красивую одежду, но поскольку я приехал с бейсбольной тренировки, то я был в спортивной форме (смеётся). В большей степени, чем «я хочу пройти», это было «для начала я попробую показать всё, на что способен». Но самое главное, в разгар прослушивания появился Такки (Такизава Хидеаки), и я подумал: «О, невероятно!»

Вы не так уж хотели пройти (смеётся).
Возможно. В конце прослушивания, когда номера примерно 20 человек были написаны на белой доске, я просто отметил: «О, это мой номер» и не столько обрадовался, сколько моя первая мысль была, что надо позвонить отцу, потому что (похоже) это всё ещё затянется, раз каким-то образом я оказался в числе оставленных (после отбора).

Вы были спокойны.
Я думаю, я не вполне осознавал происходящее. Этих оставшихся 20 человек попросили приехать на съёмку на TV Tokyo на следующий день. Мои родители привезли меня, и я ждал в полном одиночестве, но стоило мне подумать, что это как-то странно, что (больше) никого нет, как подошёл Накамару (Юичи) со своей матерью. Но кроме Накамару, даже когда наступило назначенное время, так никто и не появился. На этом этапе мать Накамару поняла, что это не то место. Мы все трое бросились бегом. И на бегу я представился Накамару: «Я — Каменаши Казуя. А ты?»

Было ли у Вас тогда предчувствие, что Вы окажетесь с ним в одной группе?
Абсолютно никакого (смеётся).


Неожиданный скачок карьеры, вызвавший замешательство

Как протекала жизнь джуниора после этого?
Меня пригласили посещать уроки танца, но я не был в числе новичков-джуниоров, отобранных для интервью. Если не ошибаюсь, среди них были Накамару, Фудзигая (Тайске), Масуда (Такахиса) и Тсука-чан (Тсукада Рёичи). По этой причине, и учитывая, что по воскресеньям была ещё и бейсбольная тренировка, я не то, чтобы сдался, но как-то быстро отдалился от всего этого. Думаю, я решил: «Достаточно». Я перестал посещать занятия. И в этот момент мне позвонил Джонни-сан: «Почему ты не приходишь?»

После этого звонка Вы решили снова ходить на танцевальные занятия.
Потому что это уже не было «может быть, мне надо ходить», меня вызвали. Типа: «Раньше или позже, просто приходи» (смеётся). Когда я приехал туда, куда мне было сказано, в студии шла запись основных исполнителей ДжЕ. Там не было ни одного человека моего уровня, это было как наглядный урок на занятии по обществознанию. Потом мне сказали: «ТЫ можешь и не ходить на занятия». Я подумал: «Э-э?» Но неожиданно меня пригласили в качестве подтанцовки во время тура семпаев.

Это серьёзный шаг вперёд.
С какой стороны посмотреть. Раньше во время туров семпаев по стране для подтанцовки отбирали 16 джуниоров. В те времена это означало 16 из нескольких сотен. И совершенно неожиданно меня включили в эту группу. Хотя я никогда раньше не танцевал.

Это было слишком неожиданно, да.
Было трудно. Я приходил на репетиции, но все, кто там присутствовал, уже находились где-то в заоблачной выси. Пи (Ямашита Томохиса), Тома (Икута) и Казама-кун (Шунске) были из их числа, а ещё Мацумото Джун-кун, Ниномия-кун и Айба-кун. И, кроме того, все они умели танцевать. Это был совершенно другой уровень. И в плане нашей истории как джуниоров, и в плане танцевального опыта. Если честно, то поначалу общее отношение было: «Да что это вообще за парень?»

В определённом смысле, было очевидно, как это получилось.
Но ситуация была такая, что я не мог даже заикнуться об этом. Тома учил меня, но он был жутко строгим. Я практиковался в танце до самого утра, но поначалу я постоянно отставал на один такт. Поскольку я не разучивал шаги, мне не оставалось ничего другого, кроме как наблюдать и повторять. Семпаи сказали мне: «Если не можешь танцевать, отправляйся домой». Тем не менее у меня не было другого выбора, только сделать это, поэтому пока все готовились к следующему шоу и отдыхали, я склонил голову и попросил: «Пожалуйста, научите меня». Меня учили перед зеркалом в туалете Osaka Castle Hall. Когда я думаю об этом (периоде) сегодня, может, мне и улыбнулась фортуна, но, наверное, мне хотелось ещё чуть дольше ощущать себя начинающим джуниором.


Потому что ты джуниор, который исчезнет, только дунь.

После этого Вы сыграли в «3-nen B-gumi Kinpachi-sensei»
Да. Нас с Казамой-куном и ещё одним актёром называли «трио Кимпачи», но среди джуниоров Казама-кун был тем, кто держал микрофон и пел, в то время как я находился где-то в задних рядах. Было странно, что мы работаем вместе. Но в какие-то моменты, например, на концертах, они позволяли мне спеть, как одному из этого «трио».

Наконец, ваши джуниорские дела пошли хорошо.
Вовсе нет (горькая улыбка). Когда съёмки «Кимпачи» завершились, я опять стал просто подтанцовкой. И потом я снова перестал ходить на занятия.

Почему?
У джуниоров есть шанс продолжить свое обучение в школе Хорикоси, которая даёт им возможность заниматься творческой деятельностью. Но когда вместе с матерью я пришёл на консультацию по профессиональной ориентации в школу агентства, мне сказали: «Ты по-прежнему джуниор, который исчезнет, только дунь, так что, пожалуйста, отправляйся в обычную старшую школу». И это при том, что в подтанцовке у Kinki Kids мне уже позволяли занять хорошую позицию. Возвращаясь на поезде домой, не смотря на то, что мама сидела рядом со мной, я почти плакал от расстройства. Я смог бы пережить, если бы обо мне отозвались так снисходительно наедине, но это произошло в присутствии мамы.

Да, это действительно было унизительно.
Я ещё не так часто появлялся на ТВ, но Пи приходил поиграть ко мне домой, и Тома тоже. Нет, я не думал, что меня недооценивают, или что я нахожусь на том же уровне, что эти двое, но я начал смутно понимать, что всё так и продолжится без изменений. И это спустило меня с небес на землю со страшной силой. Я подумал: «Если уж обо мне такое мнение, наверное, стоит просто уйти», но поскольку мне отказали именно такими словами, то я подумал, что уйду сразу после того, как поступлю в другую старшую школу. Честно говоря, в средней школе я практически совершенно не учился, но я решил: «Я покажу вам, как я поступлю!», поэтому с этого дня я на два месяца забросил работу и только учился. Мои родители получили зарплату, причитающуюся мне как джуниору, и я использовал всё до копейки, чтобы нанять персонального репетитора. Я учился и, так или иначе, сдал вступительные экзамены.

Вы постарались изо всех сил.
Потому что я чувствовал себя униженным. Я использовал успешную сдачу вступительных экзаменов как шанс, чтобы сказать агентству: «Я ухожу». И тогда мне снова позвонил президент: «Что ты такое говоришь? Тебе абсолютно нельзя уходить! Я как раз сейчас думаю кое о чём. А пока что, просто возвращайся». Примерно через месяц после этого звонка был создан КАТ-ТУН.


Потому что у меня не осталось ничего, кроме КАТ-ТУН.

Что Вы думали относительно создания КАТ-ТУН?
В то время оказаться собранными в одну группу ещё на уровне джуниоров было большой редкостью, поэтому я подумал: «Я буду стараться изо всех сил». Вот только мы сказали друг другу: «Мы ведь второй сорт, да?» Потому что так оно и было в реальности. В то время основной группой среди джуниоров была Four Tops, в которой был Ямапи. А мы всегда (танцевали) позади них.

По началу внутри группы не было ничего кроме разборок.
Размышляя об этом сейчас, (я вижу) что у всех у нас было множество качеств, которые не сочетались друг с другом. Так случилось, что Уэда (Тацуя) не смог прикрыть промах Накамару на сцене. Я не мог этого простить. Позднее я узнал, что Уэда даже не видел, что произошло, но тогда, в прошлом, я сказал: «Ты был рядом с ним, ты должен был понять (что что-то не так)!» Когда к тебе обращается в таком тоне кто-то младший по возрасту, разумеется, это должно перейти в драку. Уэда ответил: «Ты, может, и можешь делать это, а я не могу!»

Он точно не собирался спускать это просто так.
Потому что я создавал ещё большее давление. Я всерьёз полагал, что то, что могу делать я, может делать каждый. Я никогда не считал, что я какой-то особенный, поэтому нередко думал: «Почему он не может сделать этого?» После того случая я начал постепенно осознавать, что все люди разные, и сейчас я понимаю, что тогда, в прошлом, все отчаянно старались изо всех сил. Просто я этого не замечал.

Интересно, что заставляло Вас относиться к этому с такой страстью.
Потому что у меня не осталось ничего, кроме КАТ-ТУН.

Что это значит?
Начиная со съёмок «Кимпачи», у меня не находилось времени на тренировки по бейсболу, и, в то время как мои одноклассники тренировались, я не делал этого. Раньше моя цель была стать профессиональным бейсболистом, но я изменился. Как бы это сказать... У меня не осталось ничего другого, кроме КАТ-ТУН, чему бы я мог посвятить себя полностью.

Так вот что произошло.
Кроме Тагучи (Джунноске), все остальные были моими семпаями. Я был самым младшим, но я думал: «Я любой ценой сделаю так, что эта группа дебютирует!» Так что с точки зрения вот этого юного меня, какая-то часть меня смутно вопрошала: «Они что — не относятся к этому серьёзно?»

Понятно.
Однажды я не выдержал.« Я не могу продолжать вместе с этими людьми, я ухожу!» И пошёл, чтобы заявить об этом самому Джонни-сану. А он сказал мне: «Да ТЫ крутой. Ты готов драться ради работы». Хотя, на самом деле, я был просто взбешён (смеётся). Однако, размышляя об этом сейчас, причиной для наших ссор всегда была именно работа.

Что Вы думали по поводу дебюта?
С того самого момента, как создали нашу группу, я был уверен, что мы точно сможем (дебютировать). Я думал, что наш дебют будет проходить в Tokyo Dome. Что я обязательно дебютирую вместе с этими членами группы в Tokyo Dome.


Хотя песня и стала громким хитом, всё было непросто. Выпуск «Seishun Amigo»

Был ли некий поворотный момент для Вас, когда Вы были джуниором, и что, как Вам кажется, стало таким моментом?
Возможно, период, когда в апреле 2004 я выступил в главной роли в «DREAM BOY» в качестве замены Такизавы-куна. Учитывая, что всегда существовала возможность, что он получит травму, когда мы в январе в Имперском театре участвовали в этом же спектакле, президент сказал мне: «Выучи и роль Такизавы тоже». Я практиковался во всём: начиная с полётов на тросе и заканчивая даже не знаю чем. Однако, хотя это, вероятно, стало переломным моментом, это, наверное, было также периодом, когда я острее всего чувствовал одиночество.

Одиночество?
Я не мог общаться не только с Kanjani8, также игравшими значительную роль в спектакле, но и с членами КАТ-ТУН. В конце репетиции, когда все отправлялись пообедать вместе, мне чаще всего нужно было практиковаться дальше, и я не мог пойти с ними. Даже в разговорах одногруппников я чувствовал себя «не в теме».

Это нелегко.
На меня произвели глубокое впечатление слова, которые сказал мне в тот период Джонни-сан: «ТЫ живёшь, неся бремя». Однако на тот момент я не понимал, ради чего это всё. Такки отнёсся ко мне, оказавшемуся в такой ситуации, по-настоящему душевно. Он постоянно повторял мне: «Каме, у тебя нет другого выбора, кроме как делать это будто в трансе». Часы наших с Такки репетиций примерно совпадали, так что мы всегда возвращались домой вместе; он позволял мне ночевать у себя дома, стирал мои тренировочные костюмы, даже готовил мне завтрак.

Это был ценный опыт.
Да. Я был всего лишь актёром на замену, но после этого было решено, что я на самом деле буду играть главную роль.

Ваше назначение на главную роль в «DREAM BOY» действительно стало сюрпризом.
Благодаря этому, я смог уговорить их позволить мне делать более сложные воздушные трюки и во время SUMMARY.

Казалось ли Вам, что дебют уже где-то рядом?
Потому что, даже на первый взгляд, количество людей, ждущих на улице перед театром, возросло. Если честно, да, было такое реальное ощущение. На мой день рождения туда пришли тысячи людей. Только сбор (писем) занял около четырёх часов. Теперь это всё (проходит) организованно, так что подобное кажется невероятным. Но в прошлом мы, джуниоры, ощущали это на собственной шкуре. Даже по дороге со станции Сибуя к NHK тех, у кого было много фанатов, ждали сотни людей, а тех, у кого мало — два-три человека. Когда их мало, хочется провалиться со стыда, поэтому я заходил в здание NHK с заднего входа, чтобы фанаты меня не заметили. Даже у меня был такой период.

После этого съёмки в «Гокусене» принесли Вам ещё большую популярность.
Именно поэтому я говорю, что переломным моментом действительно стал «DREAM BOY». Продюсер« Гокусена» сказал мне, что (я был выбран на роль), потому что SUMMARY получилось удачным. И, больше того, потом я смог продолжить, снявшись в «Nobuta wo Produce».

Что касается «Нобуты», то её музыкальная тема «Seishun Amigo» завоевала огромную популярность.
Но для меня самого с ней были связаны сложные ощущения.

Правда?
Мне неожиданно сказали, что будут съёмки, так что я прибыл к месту их проведения. И когда на съёмочной площадке я спросил у Джонни-сана: «Что за съёмки-то хоть?», он ответил «Теперь ТЫ выпустишь CD вместе с Ямашитой». Я сказал: «Погодите-ка, я ничего об этом не слышал». Съёмки встали на два часа, потому что я сказал, что не могу согласиться на это, и мы долго дискутировали с глазу на глаз. Вот такой я наглый (смеётся). Разумеется, это был шанс, и я мог выпустить долгожданный диск. Но мне хотелось, чтобы сначала мы выпустили CD как КАТ-ТУН. Так что я заставил простаивать не только съёмочную группу, но и Пи. Но он ждал, сказав: «Будет неправильно делать это, если Каме не уверен».

Да, ситуация была действительно сложная. Но ваши переговоры с президентом прошли хорошо.
Если я не убеждён (в чём-то), я не могу двигаться дальше. В какой-то степени я ощущал себя марионеткой. Особенно во время «Гокусена» — многие люди узнали обо мне, и куда бы я не пошёл, я знаю, что это странно звучит, но отношение было другим. Как будто меня вот-вот накроет огромной волной, и мне было страшно. Потому что я не чувствовал, что двигаюсь по собственной воле. Что-то вроде: я ещё не понимаю, что происходит, а уже стою здесь. Но я решил, что буду участвовать в «Seishun Amigo», поэтому я приложил к этому все силы.

Вы рассказали одногруппникам про CD?
Я должен был сделать это. Все отреагировали: «О, вот как...» Может быть, я слишком много придумываю себе, и, на самом деле, я никогда не спрашивал и не слышал (ничего об этом) от членов группы, поэтому я не знаю правды. Но в то время мы все были ещё детьми, и, полагаю, они считали меня предателем. Если бы роли поменялись, я сам, наверное, считал бы также.

Даже просто представить такую ситуацию уже тяжко
Я не мог ничего поделать, только закрыть глаза. В саундтреке «Гокусена» использовали песню «Kizuna», слова к которой написал я, и во время одной из музыкальных телепрограмм мы исполняли её всей группой, как КАТ-ТУН. Разумеется, я вовсе не просил: «Пожалуйста, позвольте нам спеть «Kizuna»!» Но выглядело это так. Надо было спеть вместе песню, которую написал другой член (их же) группы, песню из дорамы, в которой они не участвовали. Кроме того, в период нашего джуниорства открытое проявление духа соперничества между одногруппниками было в порядке вещей (смеётся). Мне кажется, им не хотелось этого делать. Во мне нет ни капли чувства собственного превосходства, совершенно. Даже в «Kindaichi Shonen no Jikenbo», где я играл главную роль, а члены группы появлялись во второстепенных, хотя я знал, что по сюжету дорамы с этим ничего нельзя было поделать, я хотел, чтобы, по возможности, мы присутствовали на равных. Я хочу соперничать на одном уровне. Потому что они такие же члены группы, как и я.

Действительно. Хотя этого не избежать.
Не знаю... может быть, это такая душевная травма? Я и по сей день думаю точно так же. (При подготовке) прошлогоднего (спектакля) «DREAM BOYS» я сказал, что хочу, чтобы фотографии нас троих на плакате были одинакового размера. Я сказал, что меня не волнует, что я играю главную роль или что там ещё, просто покажите, что мы делаем это как три члена КАТ-ТУН.

Был ли кто-то, с кем Вы могли посоветоваться о том, что чувствовали в то время?
Я не умею этого делать. Поделиться с кем-то ещё — невозможная вещь. Именно потому, что я повзрослел, я в состоянии самостоятельно облечь эти чувства в слова и высказать их. (Тогда) мы все, включая меня, были ещё детьми и полностью погружены (в ситуацию). Мы не могли взглянуть на неё под хоть немного другим углом. И я не мог выразить свои чувства словами.

Теперь, наконец, Вы можете облечь их в слова.
Я думаю, не об этом ли говорил Джонни-сан, когда сказал, что я «несу бремя». Перед записью «Seishun Amigo» я настойчиво возражал, и тем, что в итоге убедило меня, стали слова Джонни-сана «Это ради КАТ-ТУН». «ТЫ, выпусти это CD с Ямашитой. Сможешь ли ты показать хороший результат или нет? Твой провал будет провалом КАТ-ТУН». И я подумал, что в таком случае у меня не остаётся другого выбора.

Но Вы не могли объяснить одногруппникам не только тяжесть того бремени, которое несли, но даже просто в чём состояло это бремя.
Я никогда бы не сказал одногруппникам «Это ради вас!». Но я чувствовал, что сделал (зависящий от меня) минимум. Разумеется, причина была не только в «Seishun Amigo», но на гребне этой волны КАТ-ТУН смогли дебютировать с таким огромным размахом.

И Вы продолжили нести тяжелую ношу.
Может быть, поэтому многие мои герои тоже несут на своих плечах какое-то бремя? Например, Бем (смеётся). Но вы знаете, мне кажется, что у каждого есть какая-то своя ноша. Разумеется, и у моих одногруппников, но это относится к любому роду деятельности. Поэтому я и не думаю, что это что-то особенное.

Интересно. И Вам не хотелось, чтобы кто-то вас понял?
Я не думаю так «Я хочу, чтобы кто-то меня понял». Если бы, если бы только среди людей, которые смотрят на меня, оказался человек, понимающий мои чувства, я почувствовал бы себя счастливчиком. Что бы ни случилось, я не буду бесцеремонно заявлять, что все должны меня понимать, да и нет необходимости говорить подобное. Я имею в виду, у меня тоже есть гордость (смеётся). И прежде всего, если это ради КАТ-ТУН, то поскольку я тоже член группы, то это и для меня тоже. Потому что «я = КАТ-ТУН». И даже сейчас это так. Потому что, знаете, я — это (часть) КАТ-ТУН.

Так значит, дебют стал моментом, когда Вы, наконец, смогли разделить радость с одногруппниками.
Я был счастлив, и было ощущение успеха. Но, наверное, это была радость с привкусом одиночества?

Одиночества?
Потому что так получилось, что я испытал и радость от возможности выпустить CD, и радость от возможности исполнить свою песню на телепрограмме раньше, чем мои одногруппники. И, соответственно, я не мог радоваться в той же степени, как они. Даже во время дебюта и потрясающего момента «Ууух!» я ощущал огромное чувство ответственности. И честно, так как это группа, с которой часто случались неприятности, я также чувствовал давление: «это для того, чтобы КАТ-ТУН мог продолжить существовать». Типа: «Я абсолютно не имею права всё испортить».


Потому что, если бы не фанаты, я был бы бесполезным человеком.

Как Вы оцениваете самого себя?
Есть люди, которые становятся кумирами просто за счёт факта своего существования [не прикладывая каких-то особых усилий, чтобы их заметили. - Прим. пер. на англ.]. Но я не такой. Я не забыл ни того, что меня не выбрали в качестве «начинающего джуниора», ни вступительного экзамена в старшую школу, ни всего остального, что произошло с тех пор; и я не принадлежу к «первому сорту». При всём этом, я не могу сказать и «это было мучение». Но, наверное, я сознаю, что обстоятельства моего поступления с самого начала были другими.

Вы не думаете, что если бы можно было позволить себе просто плыть по течению, было бы проще?
Думаю, да (смеётся).

Но возможно ли с характером, не способным на это, достичь компромисса?
Был период, когда я так думал. Ведь проще, когда ты говоришь то, что хочешь сказать, и делаешь только то, что хочешь делать. Но ведь я замечаю. Разные вещи. И хотя, сказать по правде, были такие периоды, когда я думал, что можно лгать самому себе и продолжать идти в ту сторону, куда идти проще всего, но… Когда замечаешь, что здесь что-то есть, уже нельзя думать, что нужно вести себя так, как будто этого не видел. Так накапливается стресс. Ведь я заметил, что когда притворяешься, что чего-то не видел, то даже если ты чего-то достигаешь, это не приносит радости. В таком случае, лучше принять это всё и двигаться дальше; в моей жизни есть то, ради чего стоит жить.

Понятно.
Но я не такой сильный человек, как кажется из моих слов. В тот трудный период я познакомился со многими семпаями, такими как Маччи-сан (Кондо Масахиро), Хигашияма-сан и Кимура-сан. Поскольку я не могу высказать свои чувства перед другими людьми, то я не спрашивал их совета; однако, всегда находились те, кто именно в нужную минуту протягивал руку помощи.

Вам повезло встретить таких людей.
Да. И также люди, которые всегда поддерживают меня, это фанаты. Поскольку, без фанатов меня (как артиста) просто не существовало бы. Если бы их не было, я был бы бесполезным человеком. Я совершенно уверен, что мне нет нужды изображать из себя крутого или поддерживать достойный вид. Я могу выстоять потому, что есть кто-то, кто меня принимает. И я такой человек, который не может работать без постоянной уверенности, что там, по другую сторону, кто-то есть.


Есть, по крайней мере, одна вещь, которую я знаю наверняка.

Есть ли что-то, что Вы бы хотели сказать себе-джуниору?
Возможно «Я всё ещё работаю в качестве джонниса. Так что не сдавайся».

Тогда что бы Вы сказали нынешним джуниорам?
Возможно «Это происходит внезапно». Потому что время проносится мимо с невероятной скоростью. Но нельзя ни стоять на месте, ни бежать, как вздумается. Поэтому мне бы хотелось, чтобы они всё для себя взвесили и двигались к тому, чего им хочется. Постоянно возникает множество возможностей, и сумеют ли они ухватиться за эти возможности или нет, зависит только от каждого из них.

Взвесили?
Ну, например, относительно дорамы «Yokai Ningen Bem», в которой я снимался в прошлом году, сказать по чести, были и голоса, которые с сомнением говорили: «Э-э?» Но я знал, что такие голоса будут. Я сделал свой выбор, уже зная это. Выбор, который сделан осознано, не позволяет дрогнуть. Возможно, в этом я стал сильнее, чем в прошлом. Естественно, я могу выносить такие суждения только потому, что были люди, которые оказали на меня хорошее влияние. Когда мне случилось пообедать вместе с Джонни Деппом, он говорил о героях, которые называются «iromono»*, и этот разговор произвёл на меня большое впечатление. Из-за того, что (в моём прошлом) произошла подобная встреча, когда поступило предложение сняться в роли Бема, я смог принять решение, отстранённо взвесив свои возможности. Дорама понравилась зрителям и будет превращена в фильм. Я благодарен за это и, поскольку это результат решения, принятого мной самостоятельно, я чувствую себя счастливым.

Это действительно так.
Хотя я не знаю, правилен ли мой выбор, и никто этого не знает. Честно сказать, я и сейчас волнуюсь о многих вещах. Нет, лучше сказать, что нет ничего, о чём бы я не волновался. Но я продолжал двигаться до настоящего времени, и, разумеется, ещё не время оглядываться на прошлое, но есть, по крайней мере, одна вещь, в которой я уверен. Это то, что «я не один». Я не пытаюсь приукрасить действительность, как если бы я сказал, что группа всегда готова меня поддержать. Но, что бы я ни делал, я не один. И в хорошем, и в плохом смысле. Когда я страдаю, поднять мне настроение способны только люди, но и обратное происходит тоже только из-за людей.

Позвольте задать вам один последний вопрос. Вы сказали, что когда дебютировали, то не могли быть также счастливы, как одногруппники.
Да.

А после этого были моменты, когда вы были счастливы наравне с ними?
Разумеется. Каждый год во время тура, каждое живое выступление с новым синглом. Потому что это что-то, что я создаю вместе с другими членами группы и фанатами. Это чувство успеха, чувство свершения, это счастье — мы все делим одни и те же ощущения. Более того, теперь, когда мы как бы начали заново, все члены группы находятся на одном уровне, и мы отчаянно рвёмся вперёд изо всех сил. Мне кажется, нынешнее состояние группы исключительно хорошее. Это может прозвучать, как обычно, самонадеянно, если я скажу, что сейчас среди участников группы больше людей, с которыми я могу в большей степени делиться (смеётся). Все члены группы сейчас много работают вне КАТ-ТУН. Действительно есть ощущение, что каждый из нас сражается на многих различных площадках, и потом мы снова собираемся вместе. И для меня это действительно огромный стимул. По этой причине я с надеждой смотрю в будущее группы, в будущее, к которому я продолжу двигаться вместе с другими членами КАТ-ТУН.



ПРИМЕЧАНИЕ
* Я не уверена, о каких героях он говорит, но мне кажется, что этим термином обозначаются герои с сильным характером, часто отрицательные персонажи, и вообще герои, которые имеют плохую репутацию/не любимы зрителями. — Прим. пер. на англ.
Расспрошенные Giledelear носители языка сошлись на мнении, что это что-то вроде «отличающийся, странный, необычный, выделяющийся», причём с отрицательным оттенком.



@темы: статьи и интервью, перевод

URL
Комментарии
2015-08-29 в 08:43 

LotRAM
Спасибо большое за перевод! И все-таки, хоть он и жалуется, что он был человеком "второго сорта", а судьба и Джонни-сан благоволили к нему. И для меня было откровением, что Пи поддерживал его и дружил с ним. Я где-то читала, что Пи ненавидел его.

2015-08-29 в 17:26 

Дила
When it's good - compliment. When it's bad - close your eyes. (с) Taguchi
LotRAM,
большое пожалуйста!:kiss: Сказала Дила, которая это даже не бетила:lol:
И для меня было откровением, что Пи поддерживал его и дружил с ним. Я где-то читала, что Пи ненавидел его.
Они были очень дружны во времена средней школы и часто играли друг и другом и даже оставались с ночевкой. Потом упорно ходили слухи, что где-то в классе 10-ом они подрались и дулись друг на друга. И очень сблизились снова во времена "Нобуты".

2015-08-29 в 20:54 

LotRAM
Сказала Дила, которая это даже не бетила это не важно и спасибо за фотографию!

2015-08-29 в 20:59 

Дила
When it's good - compliment. When it's bad - close your eyes. (с) Taguchi
LotRAM, не за что)) *пафосно* бригадный подряд работает, чтобы вы радовались!!!:-D:-D:-D

   

Бригадный подряд

главная