Бригадный подряд


Множественность превращений — каждый день?!

В фильме «ОреОре» он один исполнил 33 роли. Даже в этой серии интервью в Maquia он каждый месяц открывается нам множеством граней.
Но он утверждает, что все они — части, существующие внутри него. «Настоящий Каменаши Казуя» — это не один человек...


Перевод на англ.: iside89

Перевод на русский: somewhere_there
Редактирование: Nefritica и chujaia
Большое спасибо Giledelear за неоценимую помощь при переводе спорных моментов!





Лик первый. Каменаши-бейсболист.
Место, где я могу стать героем.

Даже сейчас, когда я сталкиваюсь с бейсболом, я естественно превращаюсь в «себя, всерьез настроенного на борьбу». Когда я был ребёнком, первым, о чём я сам сказал «я хочу этим заниматься», был бейсбол. И, став членом команды моего родного города, я полностью отдавался этому каждый день. Даже вернувшись домой, я продолжал тренироваться в одиночку, кидая меч об стену. Бейсбол — это командный вид спорта и, следовательно, требует отказа от собственных [амбиций], но каждый [член команды] может оказаться на месте бэттера. И это здорово, что собственными усилиями ты можешь стать героем. Даже в моих мечтах о будущем я всегда хотел стать [профессиональным] бейсболистом, но... Я стал частью этого мира, и естественно, бейсбол остался в прошлом. Но [жизнь] — таинственная штука, не правда ли? Теперь моя работа — собирать информацию о бейсболе и доносить её до зрителей в качестве ведущего. И хотя, на самом деле, я не могу заниматься этим в ущерб своей [основной] работе, и всё непросто, именно потому, что я люблю бейсбол, я всё равно чувствую, что дело того стоит. Это стало возможностью показать всем другого меня, не такого, как в КАТ-ТУН. Возможно, это моя «судьба», мне никогда не расстаться с бейсболом.





Лик второй. Каменаши из эпохи Сёва*
Я не хочу выражать любовь словами.

Окружающие меня люди нередко говорят мне: «Ты человек эпохи Сёва, не так ли?»
Да и я сам так считаю. В том, что касается сильного чувства ответственности и моего желания заботиться о моей семье и друзьях. Но это всё потому, что я хочу быть «Оре-сама»**. И также какая-то часть меня изо дня в день вкладывает все силы в работу, потому что я хочу приблизиться к образу «главной опоры семьи».
Нет, ну ведь правда, хотеть хорошую машину или отдельный домик с садом, или, заехав в бар по пути с работы, наслаждаться, позвякивая льдинками в стакане с виски, это всё тоже из эпохи Сёва (смеётся).

И ещё я не могу просчитывать, что мне выгодно, а что нет. В особенности то, насколько я бываю неуклюжим в человеческих взаимоотношениях, это тоже, наверное, похоже на мужчин прошлого. Я не могу делать «приятное лицо» перед кем-то, кто мне не нравится, даже если этот человек занимает высокое положение, и я не умею говорить нежные слова и дежурные фразы людям, которые мне дороги.
Я совершенно не способен сказать членам КАТ-ТУН: «Мы всегда будем товарищами», или «Я люблю тебя» — любимой девушке. Мне кажется, что драгоценные чувства обесцениваются, если выразить их словами. Поэтому я надежно запираю их в глубине своего сердца.





Лик третий. Каменаши-актёр
Я хочу уничтожить «Каменаши Казую».

[диалог c Касе Рё]

Отличие между айдолом и актёром в самосознании и физической выносливости?

Каменаши: Я рад, что нам удалось впервые поработать вместе. Касе-сан — «АКТЁР», и я на свой взгляд представлял его молчаливым и холодным человеком, но на съёмочной площадке он даже дружелюбно рассказывал о случаях, произошедших во время съёмок за рубежом. Я многому научился.
Касе: На этот раз было много сцен, в которых Каменаши-куну пришлось играть в одиночестве, и мне показалось, что у него потрясающий запас жизненных сил, несмотря на то, что из нас всех у него оставалось меньше всего времени на сон. Когда приходит Каменаши-кун и говорит «Доброе утро!», съёмочная площадка сразу оживляется. В отличие от него по утрам я что-то вроде «Доброе утро (едва слышно)» (смеётся).
Каменаши: Предположительно, потому что я айдол? (смеётся)
Касе: Я не знаю, что это за профессия — айдол (смеётся), но я предполагаю, что это люди, обладающие силой увлечь каждого. Мне довелось играть вместе с Ниномией-куном, Сакурай-куном, Окадой-куном, поэтому я так думаю. Также и Каменаши-кун, которого я вижу, например, на плакатах, другой человек, чем в обычной [обстановке] (смеётся).
Каменаши: Да (смеётся). Если задуматься, возможно, именно когда я работаю как актёр, я наименее впечатляющий. Когда я занят другой работой, я придаю значение сформированному мной образу «Каменаши Казуи из КАТ-ТУН», и во мне есть сознание того, что я «хочу создать о себе такое представление». Когда я играю [в кино], нет необходимости в таких мыслях. Особенно в этом фильме, я отбросил Каменаши Казую, которым был до сих пор, потому что мне хотелось точно воспроизвести мир, нарисованный режиссёром Мики.
Касе: Я был удивлён, когда посмотрел финальную версию. Ты действительно до мельчайшей детали сыграл 33 разные роли. Особенно в сцене, когда трое главных Хитоши идут вместе, разница между ними ощущается, даже когда мы видим их со спины.

Тема: «Как уничтожить "меня, который ведёт себя круто"».

Каменаши: Касе-сан, хотя Вы сами обладаете хорошим вкусом и собственной индивидуальностью, в зависимости от роли Вы совершенно неожиданным образом меняете свою личность, не так ли? Я тоже ухватился за возможность сняться в этом фильме в надежде достичь этого Вашего качества. Как «Каменаши из КАТ-ТУН» мне потребовалось мужество для того, чтобы постоянно примерять одну странную личину за другой, как я делал в этом фильме, но [я сделал это], потому что подумал, что этого «я [Каменаши]», раньше или позже, но я должен разрушить.
Касе: В случае с Каменаши-куном, возможно, это связано не столько с тем, что «в тебе есть это сознание», сколько с тем, что окружающим был нужен «крутой Каменаши-кун»?
Каменаши: И это тоже правда. Даже в дорамах, в основном, это были роли, где мне говорили «для начала постарайся выглядеть круто» (смеётся).
Касе: У меня было наоборот. «Для начала постарайся выглядеть пропащим» (смеётся).
Каменаши: Это значит, что даже об актёре создаётся представление из-за конкретной роли.
Касе: Да. И стоит только им налепить на тебя ярлык определённого представления, пусть даже из-за [сыгранного] героя, как многие предложения ролей перестают поступать (смеётся).
Каменаши: Касе-сан, Вы с самого начала могли полностью стереть свою личность и справиться с любыми ролями?
Касе: Нет-нет. Сначала я ошибочно понимал профессию актёра как метод самовыражения, но получив немало опыта, я понял, что это работа, в которой вам приходится принимать и учитывать чувства других. Теперь я пытаюсь приблизиться к воображаемому миру, который мы создаём все вместе. Есть «я», которое не меняется. У меня есть много вещей, которые я люблю, и тех, которые я не люблю, и я — эгоистичный тип. В повседневной жизни я нередко конфликтую с другими людьми (смеётся). Но благодаря моей работе я научился прислушиваться к тому, что говорят другие, и, может быть, я смог стать немного более уравновешенным. Я благодарен своей профессии (смеётся).
Каменаши: Разговор с Вами, Касе-сан, заставил меня ещё раз подумать о том, что мне бы хотелось больше участвовать в съёмках фильмов, что я хочу разрушить «себя» до основания.
Касе: Айдолы выступают перед множеством людей, преодолевая многие очень сложные ситуации, так? Мне отчасти казалось, что кто-то, кто занят подобным делом, не увидит особого смысла в том, чтобы играть в кино. Я вот абсолютно не смог бы справиться с такими концертами (смеётся).
Каменаши: Я хочу ещё раз сыграть вместе с Вами. В следующий раз мне бы хотелось, чтобы нам больше довелось играть лицом к лицу!
Касе: Разумеется! Буду с нетерпением ждать этого.


Лик четвертый. Каменаши эротичный
Я хочу источать аромат эротики, не позволяя ему рассеиваться.

Всегда, до какой бы старости я не дожил, я хочу, чтобы женщины видели меня в эротическом свете, и хочу сам видеть их в таком же свете.
Например, когда я один в баре, если женщина рядом со мной искоса на меня поглядывает, я счастлив. Я думаю: «Пожалуйста, смотри на меня, сколько хочешь». Потому что и я тоже начну источать более сильный аромат эротики. Мне кажется, что в этом жизненная сила мужчины, это его инстинкт.
Если тебя рассматривают, как «безопасного парня», то жизнь становится скучной. Когда я неожиданно обнимаю девушку, мне хочется, чтобы она сразу замерла в смятении чувств, понимаете? (смеётся) Я хочу быть мужчиной, который способен сделать первый шаг и начать это всё.
Что касается романтической любви, я, наверное, отношусь к атакующему типу. Если я встречаю девушку, на которую реагирует моя «антенна», то мой эро-переключатель естественным образом включается, и мой мужской инстинкт начинает действовать. Это, возможно, похоже на переключатель, который срабатывает во время концерта. Полагаю, что в такие моменты от меня ощутимо исходит аура «Я хочу с тобой спать».








Лик пятый. Каменаши сексуальный
Стремиться стать секс-символом?!

С тех пор, как я занимаюсь этой работой, «сексуальность» — это, наверное, то, что от меня требуют больше всего. Потому что в ходе работы меня просят «сделай сексуальное выражение [лица]» чаще, чем «улыбнись». Безусловно, мне гораздо дольше приходится быть как бы Мэрилин Монро, чем Одри Хепбёрн. Не то что я сознательно понимаю, что мне хорошо удаётся быть сексуальным, но ещё с тех пор, как мне было 15-16 лет, мне говорили «Позы, которые Каменаши принимает, танцуя...», и тот факт, что даже во время фотосессий позы, которые я бессознательно принимаю, называют сексуальными... Может быть, это потому, что во мне, вероятно, присутствует нарциссизм. Даже когда я просто принимаю дома душ, я смотрю вверх и закрываю глаза, или когда я валяюсь на диване, мне говорят «ты принимаешь позу». Но это получается непроизвольно.
Есть я, который смотрит на это сверху и объективно оценивает результат. И, возможно, именно потому, что у меня всегда есть ощущение, что я сам наблюдаю за собой, я и могу бессознательно вести себя круто. Но в таком случае, может быть, мне стоит постараться стать секс-символом ДжЕ? (смеётся)












Лик шестой. Настоящий Каменаши
Я хочу быть пустым.

«Поскольку это такая профессия, в которой я отвечаю желаниям других людей, я обычно хочу быть честен в отношении моих собственных желаний».

Я хочу, чтобы близкие ко мне люди считали меня никчёмным человеком.

Под голубым небом, когда он надевает перчатку, он, как ребёнок, носится за мячом. Как только он входит в ванную, то, как и предполагает поза, он начинает источать томную атмосферу. И стоит вам подумать так, как отражающийся в объективе неподчёркнутый мейк-апом взгляд становится честным и прямым, куда бы он ни был устремлён... Он приспосабливается к моменту, ко всем шести ситуациям, заготовленным для него Maquia, и продолжает меняться. Откуда же берётся всё это множество лиц Каменаши Казуи?
«Я и сам этого не знаю (смеётся). Это мое естественное состояние. Если вы спросите меня, то ни одно из этих лиц не ложь или что-то искусственно созданное. Они все настоящие. Концерты, фильмы, трансляция бейсбола, телевидение, журналы... Работы, которые мне поручают, очень отличаются одна от другой, и когда я решаю полностью посвятить себя каждой из них, естественным образом изменяется и образ, [который я использую]. У каждого есть различные выражения лица, стиль речи или способ общения с людьми, которых ты первый раз видишь, любимым человеком, семьёй, коллегами по работе, не так ли? Мне кажется, что это то же самое».

Но Каменаши Казуя меняется разительно.
«В моём случае процесс смены образа в зависимости от работы, которой я занят, происходит не на том уровне, когда она «накладывает отпечаток», или уровне «переключения на другой канал». Это как будто «чпок» — открываем крышку у меня на макушке и «заменяем всё, что находится внутри», оставляя только кожу. Это значит, что внутри как бы хранится множество «я», и какое «я» позовут, то и выходит наружу (смеётся)».

Тогда какое же оно — лицо настоящего Каменаши Казуи, которого никто не зовёт?
«Он пуст! (смеётся)... Если быть точным, может быть, вернее сказать, что «я хочу быть пустым». Именно потому, что это профессия, когда многие люди требуют от меня все эти лица, для того, чтобы иметь возможность стать чем угодно, в обычной жизни я хочу быть вялым и не пребывать постоянно в состоянии готовности».

Кажется, что на языке Каменаши «быть пустым» также включает и «быть никчёмным человеком».
«Если ты занят этой работой, то тебя всегда будут волновать чужие взгляды, поэтому, думаю, какая-то твоя сторона будет естественным образом [стремиться] произвести хорошее впечатление. Даже мои родители говорят мне: «В тот самый момент, когда ты делаешь шаг через порог, твоё лицо меняется, не так ли». Разумеется, так происходит, когда я работаю, но даже когда я нахожусь с другими людьми в свободное время, я всегда соответствую чьим-то желаниям. По этой причине, когда я «настоящий», мне хочется для начала реагировать на все собственные желания. Есть то, что мне хочется есть, спать, когда я хочу спать, я хочу быть совершенно никчёмным человеком. И поскольку мне хотелось бы, чтобы близкие мне люди также понимали такого «никчёмного меня», я, возможно, чересчур рьяно пытаюсь познакомить девушку, которая мне нравится, или сослуживцев со своей никудышной стороной (смеётся)».

Несмотря на то, что он по натуре «показушник», тот факт, что он не может быть им полностью, до конца, и есть настоящее лицо Каменаши Казуи, его шарм.
«В какие-то моменты я будто вижу себя с объективной точки зрения. Даже если во время концертов я инстинктивно показушничаю всю дорогу, я такой человек, который по возвращении домой смущается и не может смотреть эти DVD. Возможно, также сказывается тот факт, что примерно с 20-летнего возраста я рос в окружении стильных и крутых взрослых, которые были старше меня. Потому что, когда, например, я слишком показушничал на телевидении, меня высмеивали, говоря «Каме, это выглядит стрёмно» (смеётся). Я не могу испытывать головокружение от собственной персоны, но я и не притворяюсь звездой. Я не знаю, хорошо это или плохо. Но именно поэтому меня радует, когда людям нужен я во всех этих различных образах, и, возможно, именно [по этой причине] я могу исправно откликаться [на их желания], наверное так».

Первая работа, которую я выбрал по собственному желанию, это «ОреОре».

Внутри него снова начал меняться настрой.
«Мне кажется, что моя работа оживляется, когда от меня требуют «я хочу видеть вот такого Каменаши», и я сам достиг своего нынешнего состояния, приветствуя подобный ход событий, но... Мне кажется, что фильм «ОреОре» — это первый раз, когда я сделал шаг туда, куда я хотел идти, сознательно, по собственной воле. В этом и моё желание разрушить того «себя», каким я был до сих пор, но также и шаг навстречу всем, я хочу, чтобы все увидели это моё разрушенное «я». Возможно потому, что я приобрёл немного уверенности. Фильмом «Youkai Ningen Bem» я ответил на всеобщие желания, и передо мной открылась моя собственная «царская дорога»***, и, возможно, поэтому я смог подумать: «Ну что ж, давай вступим в новую схватку с этим фильмом». Какая реакция последует от людей, которые посмотрят этот фильм, что начнётся с этого момента, сейчас я очень взволнован всем этим и в то же время с нетерпением жду этого».

-----
ПРИМЕЧАНИЯ
* Эпоха Сёва — исторический период с 1926 по 1989 год. Обычно указывает на старомодный образ мыслей или ценности (типичные для той эпохи), в противоположность образу мыслей эпохи Хейсей (современной эпохи, начавшейся с 1989 года).
** «Оре» значит «я», а «сама» передаёт очень уважительное обращение. Я не могу перевести это, но в целом это звучит немного помпезно. В данном случае мне кажется, что это означает: «Я хочу ощущать себя важным человеком и быть важным для окружающих меня людей». — Прим. пер. на англ.
*** «Царская дорога» — известная из сочинений Геродота мощёная дорога, сооружённая персидским царём Дарием I в V веке до н.э. В переносном значении: наиболее быстрый, лёгкий и разумный способ добиться чего-либо.

@темы: перевод, статьи и интервью